Я не хотел жить

В семье где я родился и вырос алкоголь употребляли только по праздникам. Папа офицер, мама медработник, моя сестра и я. Первый раз алкоголь я попробовал случайно, на свадьбе своей сестры и его вкус мне не понравился. Мне было тогда лет 10 и после этого я жил убеждённым в том, что алкоголь это зло и мне он не нужен. Когда мне было 11 лет, внезапно для меня развелись родители. Это было кошмаром для меня. Я не понимал что происходит и мир в тот момент рухнул. Я остался с мамой и рос ненавидя за ее запреты видеться с отцом. Второй раз я попробовал алкоголь в 16 лет в компании ребят, которые были старше меня и которым всегда тянулся, считая себя при этом маменькиным сынком. Мне всегда было страшно и я считал себя не таким как все. Те 50 грамм коньяка, выпитые из пластикового стакана вдруг избавили меня от страхов, мне показалось что я стал взрослее и почувствовал себя наравне с моими старшими приятелями. С этого момента я был обречен пить до 42 лет, так как алкоголь стал для меня всем: «лекарством» от страха, анестезией от эмоциональной боли и способом взросления. Он стал моей высшей силой.

Я мечтал вырваться из дома и закончив школу, поступил в военное училище, но в то-же время боялся самостоятельности. Алкоголь стал неизменным спутником в увольнениях. Мой организм поначалу плохо принимал алкоголь, но я считал это неумением пить и старательно «учился». В компаниях я неизменно оказывался самым пьяным и напивался быстрее всех. Мне было плохо по утрам, но тогда я считал, что если не буду похмеляться, то никогда не стану алкоголиком. Но этот момент наступил через пару лет. К пятому курсу мне часто уже не нужна была компания, и я мог в одиночку совершать экскурсии по барам и кафе. Диплом я защищал пьяный, оправдывая себя тем, что очень сильно волнуюсь. Но училище я всё же закончил и уехал служить в маленький гарнизон на Крайний Север.

Там моё пьянство стало прогрессировать стремительно. В 23 года я уже пил дома один. Ко мне пришло ощущение бессмысленности своего существования и потери цели жизни. Вдруг пришло понимание, что делать военную карьеру не хочу, а изменить свою жизнь боюсь. Это заставляло меня пить все больше и больше. И в это в время я перестал контролировать количество выпитого. Если я начинал пить, то уже не мог остановиться, даже если мне нужно было на следующий день выйти на службу. Начались запои, из которых я выходил только тогда, когда мой желудок начинал отказываться принимать алкоголь вовнутрь. Обычно это происходило на 6-8 день. Я тогда понятия не имел. Что потеря контроля над тем, сколько я хочу и могу выпить есть симптом хронического алкоголизма. Я верил и мое окружение меня в этом убеждало, что мне надо взять себя в руки и проявить силу воли. Но я не мог и не хотел этого сделать и продолжал пить. Я мог месяцами оставаться трезвым, но всегда наступал момент, когда я снова открывал бутылку и тогда следовало продолжение в виде запоя.
Остановить мое пьянство не смогла не женитьба в 27 лет, ни угрозы командиров об увольнении. Я просто не мог обходиться без алкоголя в те моменты когда ощущение бессмысленности существования, разочарование миром и собой, неприятие окружающей действительности становилось невыносимым. Я понимал. Что у меня проблемы с психическим здоровьем, но пойти к врачу я боялся, предпочитая «лечение» алкоголем.

Наступил момент, когда супруга потребовала чтобы я закодировался и мне пришлось сделать химблокаду. Год не пил, и меня возникла иллюзия, что после смогу пить как все нормальные люди. Это было заблуждением. После окончания срока подшивки я очень скоро снова пил запоями. Так продолжалось до 39 лет. Запои мои происходили с разной регулярностью, ведь я мог от нескольких недель до нескольких месяцев оставаться трезвым. После окончания службы мы перебрались в Санкт-Петербург, и у меня появилась надежда, что на новом месте мне не будет так плохо и надобность пить отпадет. Но я опять ошибся и принял решение пить, пока не умру. Я просто не мог обходиться долго без бутылки. Ещё три года я пил практически без тормозов и почти умер в самом длинном и страшном запое в начале 2014 г.

В один из дней в конце марта я вдруг очнулся и понял, что дальше так продолжаться не может, мне захотелось жить и пришло понимание, что мне нужна помощь. Снова кодировка, и по совету врача нарколога я пришел на первое собрание группы Анонимных Алкоголиков, о которых до этого практически ничего не слышал и не знал, что они есть в России. Мне было страшно туда идти, но у меня было понимание, что больше деваться мне некуда. Трезвые алкоголики, которые меня встретили там показали мне дорогу к решению проблемы алкоголизма. Там я наконец узнал, что алкоголизм это хроническое, неизлечимое, смертельное заболевание, а не распущенность и слабая сила воли, что он убивает мое тело, ум и душу.

Я воспользовался тем единственным средством излечения от алкоголизма, что есть в сообществе Анонимных Алкоголиков — программой 12 шагов. Это программа действий, которую мне помог выполнить другой трезвый алкоголик. Моё мышление изменилось, у меня появилось здравомыслие относительно первой рюмки, пропала одержимость мыслями об алкоголе. Болезнь неизлечима и поэтому теперь посещение собраний, передача опыта другим алкоголикам стали частью моей жизни. Самое главное что у меня появилось желание жить и она стала приносить мне радость. Если раньше я не мог представить и боялся жизни без алкоголя, то теперь я не могу представить ее с возвратом обратно в употребление. Я не променяю самый лучший день, из той пьяной жизни, на самый худший сейчас.

Михаил Х. Трезвый с 25 марта 2014 г. благодаря сообществу АА.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.